Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:29 

г24

я и мой брат идиот
- Этика? Это всегда неудобно.
Трое взрослых мужчин. Восемь женщин. Пятеро детей. Три старухи. Два верблюда. И никаких признаков террористической деятельности.
Мао уже битый час лежал закопавшимся в песке и наблюдал за небольшой деревней. Но еще неделю назад в этом квадрате был сбит ЛА объединенных войск. Никаких бункеров, укрытий, поселений на протяжении нескольких сотен километров. Кроме этой деревни, в который практически нет жизни. Потому что такое существование сложно назвать чем-то другим, кроме выживания.
Джек скривился, из-за легкого порыва ветра песок опять переместился и залез ему под куртку, от чего кожа тут же начала зудеть. Когда-то, когда Джек еще был мальчиком, он ездил с родителями на море и ему очень нравилось валяться на теплом песке. Сейчас он ненавидит этот песок и с радостью променял бы его на слякоть в джунглях Южной Америки, или же на прохладу густых лесов Китая. Ничего не раздражало Мао так сильно, как жара и долбаный песок.
Оранжевое солнце склонилось к горизонту, от чего тени заметно вытянулись и ожили. Джек хотел дождаться темноты, чтобы покинуть свое укрытие. Похоже, что в этом поселении ничего нет и придется искать дальше, иначе переброска войск займет больше времени, чем того хотелось начальству. Он тихо выдохнул, все же не выдержав и легко почесав ногу, от этого захотелось скинуть одежду и встряхнуться, чтобы окончательно избавиться от назойливого зуда.
В поселении поднялся шум. Первыми начали кричать дети, их крики поддержали два несчастных верблюда, а затем заголосили женщины со старухами. Мужчины на улице так и не появились. Мао аккуратно посмотрел в том же направлении, куда указывали кричащие дети. Рассекая песок, прямо по барханам в направлении деревни двигалось две машины. Джек легко скривился, понимая, то сейчас он точно не сможет свалить отсюда, но похоже стоило конкретно задуматься о том, как он будет действовать, если его все же засекут. Жаль, он не мог лучше рассмотреть машины и хотя бы примерно подсчитать количество тех, кто ехал в них. И вообще понял бы, кто это такие. Могли и свои быть, как не странно. Хотя и не должны были.


Два военных джипа двигались в сторону деревни, и, подъехав к самым крайним мазанкам, остановились, и изнутри сразу посыпались люди с оружием в руках. Послышались приказы, на английском, и подъехавшие военные двинулись сквозь деревню. Что-то не поделили в штабе, раз эти ребята оказались здесь, несмотря на то, что это дело - расследование сбитого самолета взяла себе разведка - чтобы без шума и пыли. Но без шума этим ребятам было скучно, да и пыли тут было хоть отбавляй. Вот и пригнали бравых пехотинцев вручную делать грязное дело.
Солдаты фирменным стрейфом передвигались по деревне, то и дело натыкаясь на перепуганных женщин.
- Да тут одни бабы, - высказал кто-то свои нехитрые наблюдения.
- Ага, минометчицы, - хохотнул другой.
И все бы весело поржали, да вот только вдруг раздалась очередь, и один из пехотинцев упал, обагряя песок кровью. Тут же смешки смолкли, и все бросились, ругаясь, к ближайшим укрытиям. И вовремя, потому что в следующую секунду на земле разверзлись адовы врата. В переносном и прямом смысле, так как прямо из песка открылся люк, а из него высунулся человек. Он выбросил руку вперёд, и под ноги военным покатилась граната, взорвавшаяся в следующую секунду. Неожидавшие такого отпора пехотинцы пытались было палить по люку, но безрезультатно - тот просто захлопнулся. Зато открылся еще один люк, чуть подальше, и из него высунулось дуло миномета.
- Назад! Назад! Отступать! К машинам! - отовсюду раздавался бешеный ор на пределе возможностей голосовых связок, и пехотинцы перебежками пытались оттянуться обратно к джипам. В этот момент один из джипов взорвался, плавя песок и воздух и наполняя всё вокруг дымом. Кто-то заорал от боли, а в следующую секунду взревел мотор второго джипа, и все бросились туда. Продолжали раздаваться взрывы гранат, всё стало заволакивать чёрным дымом. Сержант Финнбар Девлин почти оглох от шума, а в дыму и вовсе потерял ориентацию. Поэтому он не слышал, как отъезжал джип, и не видел, куда бежать, так как успел к тому моменту дойти до другого края деревни. Так что, когда дым рассеялся, Девлин обнаружил, что стоит один в двухстах метрах от взорванного джипа, а второй машины попросту нет. Всё происходящее он смог описать только кратким, но весьма ёмким "блять", а потом бросился подальше от домов, к ближайшему бархану, за которым надеялся спрятаться, пока стрелявшие не заметили, что остались еще живые противники. Буквально нырнув в песок, Финн перекувыркнулся и застыл тише воды, прижавшись к песку как ящерица, которая пытается слиться с окружающим миром в момент опасности. Сквозь зубы яростным шепотом он клял на чем свет стоит своих сослуживцев, бросивших его одного, когда внезапно осознал, что он совсем даже не один. Рефлекторно Девлин выставил автомат в сторону потенциальной угрозы. И уставился в синие как небо над пустыней глаза.

Мао чертыхнулся, понимая, что это пехотинцы решили навести шмону, вместо того, чтобы просто выжидать данных от разведки. Чертовы солдафоны, похоже их каски выпрямили последние имеющиеся извилины. Но покидать укрытие было в любом случае очень глупо, ведь его тут быть не должно. Он несуществующее звено армии и останется таковым до конца своих дней. Все, что мог делать азиат - наблюдать.
Они действовали, как танк, что было очень раздражающе. Никакой организации по сути, всегда руководствуясь правилом "больше смертей - больше героев", эти парни и тут двинулись по деревне без особой опаски. Они всегда чувствуют себя полноправными хозяевами ситуации, в какой бы части мира не оказались. Джек начинал среди пехоты и прекрасно еще помнит, какие установки там даются. Благо удача имеет хоть какое-то расположение к азиату и соизволила ему подсобить, когда Мао перевели в разведку. Злобные мысли офицера раздробились под звук взрывов и открывшейся стрельбы. Мужчина тут же прильнул к "глазку" оптики, ловя в прицел своих и пытаясь отыскать противника. Женщины и дети технично спрятались в укрытиях, верблюды уже не кричали, распластавшись по песку. Мао чуть сместился, посчитав, что в этой суматохе его все равно не заметят, а как бы там ни было, помогать своим надо в любом случае.
В ровном кресте прицела оказалось смуглое лицо мужчины, что держал в руках миномет. Его удачно закрывали бортки, не давая солдатам в деревне удачно прицелиться, Джек же был немного на возвышении, относительно бункера. Он снял винтовку с предохранителя, немного задерживая дыхание и отстраняясь от общего шума в деревне. Курок плавно опустился под нажимом пальца, зазор бункера закрылся. Он не видел, достиг ли заряд своей цели, но надеялся на успех, раз поверх крышки нет обгорелых следов. Пора было менять место положения, а точнее окончательно сниматься с точки.
Он не успел уйти достаточно далеко, когда поднимая облака горячего песка по бархану скатился человек. Мао замер, так окончательно и не выбравшись из укрытия и тут же прижимаясь к песку. Под его животом был холодный метал винтовки, который тут же начал нагреваться от тела мужчины. Джек встретился с глазами парня, он бы мог поспорить, что видел в них страх и непонимание. И возможно, при других обстоятельствах, он бы сразу объяснил ему всю суть ситуации, но сейчас явно было некогда. В покинутой деревне началось движение, врата бункера открылись достаточно широко и от туда посыпались люди, у них было достаточно оружия, чтобы превратить и Мао, и этого солдатика в такой ненавистный песок. Следом за людьми выехали легкие Хаммеры, кажется, что они собирались перемещаться или устроить преследование. Что ж, уехавшим пехотинцам они уже не помогут, как и они не придут на помощь азиату и его новому знакомому. Хорошему, стоило надеяться.
Он покосился в сторону деревни, радуясь тому, что местные жители слишком увлечены своими сборами, чтобы заметить движение в стороне. Мао чуть щурится, подбираясь и тут же делая рывок вперед, перехватывая винтовку сержанта, подминая и его под себя. Личный карабин азиата тихо скользнул вниз, к подножью бархана. Джек зажал рот парню свободной ладонью и быстро прошипел ему в лицо.
- Тише, парень, не делай резких движений.
Мао легко оттолкнулся, сползая вниз и стягивая за собой сержанта, окончательно выходя из зоны обзора из деревни. Теперь людей, которых искало все начальство объединенной армии, и двух особо везучих военных отделял всего один бархан, но сейчас он казался не меньше самого вулкана Килиманджаро. Он был их крепостью и так же мог взорваться в любой момент. Но первоочередной задачей Мао была информация, которую он должен был передать на базу, а не спасение какого-то сержанта. В деревне взревели двигатели автомобилей.
- Дернешься или выдашь нас - прирежу, - без обиняков выдал азиат, наконец отпуская парня и перекатываясь в сторону, подхватывая свой карабин. Он сел рядом с парнем, направив на него дуло винтовки и достал рацию. К черту, гулять так гулять, думалось Мао, когда он решил в такой близости от противника передать информацию в штаб. Он должен доложить, а выжить - это уже как получится.

@темы: писанина, блъ, джк, город 24, в производстве

URL
   

boondock

главная